TELE2LIFE
Оператор Теле2. Честно — дешевле
Дмитрий Страшнов о LTE, MNP, роуминге и перспективах TELE2

Дмитрий Страшнов, президент Tele2 Россия, пресс-брифинг на форуме «Телеком 2012» 24 апреля 2012 года.

Рубрикатор вопросов: Тестирование LTE; MVNO МегаФон; Использование единой инфраструктуры; Введение MNP (переносимость номеров); Продвижение LTE в регионах; Снижение цен на роуминг в Европе; Перспективы TELE2 в России.

Дмитрий Старшинов

Есть ли какие-либо результаты по итогам тестирования LTE 1800 в Омске?

Дмитрий Страшнов: Пока нет. Ждем официального отчета представителей регулятора [Прим.АБ: имеется в виду НИИР, вероятно]. Есть промежуточные данные, полученные в результате тестов. Они доступны в прессе, мы он них рассказывали.

Ожидаем. По срокам мне сложно прокомментировать, но до конца апреля надеемся отчет получить. Тесты прошли хорошо, надеемся, что в отчетах это будет отражено. Скорости достигали 75-80 Мбит/с в стационарных условиях. Скорости в «полевых условиях» достигали 40 Мбит/с. При достаточно серьезной удаленности от базовой станции на крыше здания и indoor-измерениях. Самый, наверное, важный вывод, который был получен — замерялись показатели качества голосовых услуг, которые предоставлялись нашей сетью GSM в том же диапазоне частот. И не было практически интерференции, не было ущерба качеству. Это говорит о том, что сети LTE 1800 и GSM 1800 имеют право на существование и сосуществование, поскольку работают достаточно качественно.

Могут ли быть проблемы развертывания LTE 1800 в связи с абонентским оборудованием?

Дмитрий Страшнов: Со всем новым возможны проблемы. Если серьезно, то сейчас уже существует достаточно широкая линейка абонентского оборудования LTE 1800, в частности. Модемов достаточный выбор, разных производителей. Мы ожидаем, что в конце года могут появиться, в том числе и на российском рынке, мобильные терминалы — смартфоны с поддержкой LTE 1800.

Анонсирован запуск MVNO МегаФон, которое будет предоставлять услуги LTE на базе сети «Скартел». Tele2 ведет переговоры со «Скартел» на тему использования мощностей этого оператора LTE для предоставления услуг абонентам Tele2? Как относитесь к идее предоставления услуг не на базе собственной инфраструктуры?

Дмитрий Страшнов: Мы достаточно... аккуратно... относимся к таким идеям. Есть опыт развертывания таких MVNO в европейских странах. Есть опыт позитивный, есть опыт неудачный. Например, существенным вопросом является, как будет распределяться выручка между сторонами сделки.

Со «Скартел» существует диалог. Мы на эту тему постоянно общаемся. Видим определенную возможную синергию. Вопросом остается — насколько долгосрочным может быть такой проект?

Вынужден прокомментировать проект «МегаФона». Думаю, что в ближайшее время этот оператор сможет получить частотный ресурс для построения собственной сети LTE. После получения своих частот необходимость альянса в значительной степени для МегаФона размывается.

Мы не знаем, какие договоренности есть между Yota и МегаФон, как они работают. Это хороший эксперимент, хороший маркетинговый шаг, чтобы потестировать и попробовать, как это работает в крупных городах — миллионниках. Сейчас Новосибирск, вскоре — Москва, другие города. Но, с моей точки зрения, для «МегаФона» это, во-первых, просто маркетинговый ход, и, во-вторых, попытка почувствовать, что такое LTE. Чтобы лучше подготовиться к полноценному развертыванию LTE.

Состоит ли участие в MVNO в зависимости от решения регулятора — будет ли разыгрываться четвертая «лицензия» и частоты LTE для «региональных» операторов?

Дмитрий Страшнов: Да, безусловно, наше решение будет зависеть от того, каким образом регулятор намеревается распределить частотный ресурс. Для нас это очень актуально.

Как вы можете прокомментировать вчерашнее отклонение иска по поводу аннулирования некоторых ваших лицензий GSM. Связано ли это с известным иском Неокорп?

Дмитрий Страшнов: Вчера суд первой инстанции вынес решение о том, что оператор Tele2 ничего не нарушал и делал все правильно. Лицензии отзываться не будут. С моей точки зрения существует, наверное, некоторая подоплека, почему эти иски появляются. Не хотел бы спекулировать на эту тему. Но совершенно очевидно, что те решения, которые оператор принимал в отношении наших лицензий, в отношении строительства и выполнения условий лицензий год назад — объективные и правильные с точки зрения регулятора и с точки зрения на рынок в целом.

Сейчас операторы Б4 ведут переговоры о создании совместного предприятия, которое может построить и использовать единую инфраструктуру. Вам интересно участие в таком проекте? Участвуете ли в переговорах?

Дмитрий Страшнов: Что касается участия в проекте построения совместной архитектуры... речь может идти о различных моделях. Например, только строительство единой опорной инфраструктуры RAN — здесь возможна существенная экономия на капитальных вложениях.

Вы наверное знаете, что в группе Tele2 есть опыт совместного построения и эксплуатации сетей сотовой связи конкурирующими операторами (Tele2 и TeliaSonera, а также Tele2 и Telenor в разных стандартах). Это немного иная модель. Может создаваться совместная структура не только для строительства сети, но туда и лицензии передаются, и услуги эта компания оказывает. Эта модель в России пока работать не может в силу отсутствия законодательной базы.

То чем мы активно занимаемся, что для нас актуально — это модель site sharing, то есть совместное строительство и эксплуатация площадок базовых станций. Как для «емкостных» сайтов, так и для тех, которые обеспечивают покрытие. Поэтому мы всегда открыты к диалогу с теми игроками, которые в регионах присутствуют. У нас есть планы строительства в регионах и мы всегда рады их «синхронизировать», насколько это оказывается возможным с другими операторами, находя точки, где обе стороны заинтересованы воспользоваться возможностью сэкономить на капитальных и операционных затратах. Это активно происходит. Наверное, более активно, чем два года назад. Считаю, что это хороший, позитивный шаг.

Дойдем ли мы до строительства единой сети? Наверное мы прошли тот этап, когда это можно было сделать. Кстати, для Ростелеком это была хорошая возможность в свое время продекларировать, как государственную программу строительство национальной опорной сети. И привлечь всех игроков рынка к этому проекту. С тем, чтобы в дальнейшем все они могли эту сеть эксплуатировать. Но мне кажется, что время было упущено и каждый из Б3 уже успел построить свою сеть. И сейчас вряд ли этих участников рынка можно привлечь идеей перехода на использования чьей-то единой сети. Думаю никто на это не пойдет.

Можно пофантазировать на тему возможности реализовать совместный подход в рамках проекта LTE пока лицензии не распределены. Выскажу «крамольную» мысль, которой я в свое время делился с руководством Ростелекома. Идея в том, что лицензию получает одна компания. Строит сеть и в режиме «продвинутого MVNO» предоставляет недискриминационный доступ к этой сети остальным операторам. Для этого инфраструктура, понятное дело, должна быть соответствующей — очень высокого качества. Благо у Ростелекома опорная транспортная сеть — высокого качества. И нужен законодательный акт, обязывающий владельца лицензии и сети предоставлять этот недискриминационный доступ.

Думаю, что сейчас это уже нереальный проект. Операторы Б3 теперь располагают собственной мощной инфраструктурой, им трудно будет окупить инвестиции в нее при переходе к новой модели. Отказаться от сделанных капитальных затрат просто невозможно. Идти по этому пути можно было 3-4 года назад.

Проблема введения MNP (переносимости номеров) в России? Что в этом плане делает Tele2?

Дмитрий Страшнов: Мы будем готовить сейчас алгоритм реализации данной возможности с технической и регуляторной стороны. Достаточно все просто реализовать. Есть несколько факторов, которые необходимо выполнить. В результате переносимость номера ввести будет несложно.

Первый шаг — это установление регулятором единого тарифа на интерконнект. И создание независимой организации, возможно, на базе регулятора. Неплохо, если это будет государственная организация. Есть в мире преценденты, когда создавались независимые некоммерческие организации. Например в Финляндии. Но даже при том, что абоненты там получили очень удобные условия переходов со своим номером от оператора к оператору, рынок был подвержен фактору гиперконкурентного снижения цен. Есть ощущение, что лучше, чтобы контролирующий орган был независим от игроков рынка.

Просто если есть четкая политическая воля это решение сделать, то необходимо создать независмого «диспетчера», который был бы ответственным за внедрение MNP.

Но пока что все больше слова говорятся. Звучат возражения — кто-то говорит, что дорого, кто-то, что невозможно. Приводятся аргументы, почему это нельзя делать. Да, проблемы есть. В частности, у нас еще существует такое понятие, как «внутренний роуминг». Поэтому когда мы говорим о внедрении MNP, мы говорим, прежде всего, о внедрении переносимости номера внутри регионов. Обеспечить MNP между Москвой и С.Петербургом на сегодняшний день невозможно. Но сделать систему, работающую в пределах региона для всех регионов — вполне возможно.

Вы оценивали возможные затраты на введение MNP?

Дмитрий Страшнов: У нас есть оценки и понимание стоимости такого проекта применительно к Tele2 Россия. Благо в группе Tele2 есть обширный опыт внедрения MNP на различных рынках, где работают операторы группы. Внедрение MNP не стоит больших денег. Делались оценки стоимости внедрения MNP и для России — это не сотни миллионов долларов. Для Tele2 с абонентской базой порядка 21 млн стоимость проекта US$10-15 млн. У каждого игрока Б3 в 3-3.5 раза больше абонентов, можно экстраполировать их затраты — в среднем около US$40-50 млн.

Из чего формируется стоимость введения MNP?

Дмитрий Страшнов: Не скажу точно, есть много задач, которые должны быть решены. Но MNP давно работает во многих десятках стран мира, в его внедрении нет никакой новизны или экстраординарных расходов. Даже в странах СНГ уже начал принцип внедряться, в частности, в Украине.

Прогнозируете ли вы рост тарифов в случае внедрения операторами Б3 услуг LTE? Сможет ли Tele2 оставаться дискаунтером после запуска услуг LTE конкурентами?

Дмитрий Страшнов: Есть некий мировой опыт. Внедрение новых технологических решений обычно связано с улучшением каких-то параметров. При этом цена услуг или товаров практически не меняется. Конечный потребитель за те же деньги получает в итоге лучшее качество. Думаю, здесь будет такой же тренд. Более того, есть опасность, что качество услуг вырастет, а цена уменьшится. Причина в том, что до сих пор нет универсальных решений в области тарификации ШПД. Так что есть соблазн и, соответственно, существует такая опасность.

Но учитывая, что проникновение терминалов с поддержкой LTE в ближайшие 3-5 лет будет не выше 10%, тарифы еще какое-то время будут достаточно разумными, не демпинговыми.

Что касается возможности оставаться дискаунтером... дискаунтер — это, наверное, не та компания, которая предоставляет какой-то ограниченный спектр услуг или услуги низкого качества. Дискаунтер — это компания, которая предоставляет конкурентный спектр современных услуг, но по ценам ниже среднерыночных. Эту возможность дискаунтер, как правило, достигает за счет умелого управления издержками. Мы уверены, что существование дискаунтера на рынке потребителя всегда будет востребовано.

По какому сценарию будет Tele2 продвигать LTE в регионах? Повлияет ли региональная специфика на тарифную политику Tele2?

Дмитрий Страшнов: Вы провоцируете меня рассказывать о будущем, которое пока что туманно. Безусловно, мы будем смотреть, прежде всего, на те регионы, где выше уровень проникновения. Где наши услуги наиболее востребованы. Это регионы, где компания присутствует больше, чем три года. Воронеж, Челябинск, Омск и так далее. У нас в этих регионах достаточно объемный частотный ресурс, как минимум, 15 МГц. Где-то есть и 900-й диапазон. Мы уже проверили, что передача под LTE диапзона 5 или даже 10 МГц не оказывает негативного воздействия на качество услуги передачи голоса при условии, что для этого делается соответствующий апгрейд и перепланировка сети. Это тоже требует инвестиций, но это не строительство сети заново. Сроки строительства будут зависеть от рыночной ситуации, от рыночных условий.

Если регулятор внедрит принцип технологической нейтральности, мы сможем достаточно быстро сделать апгрейд сети и начать предоставление услуг LTE 1800.

Дмитрий Страшнов: В отношении «региональной специфики». Вы знаете, у нас исторически тарифная политика очень региональна. У нас есть видение нашего позиционирования. Как наша компания должна восприниматься в каждом регионе. В частности, то, что мы должны восприниматься, как компания-дискаунтер. Далее мы изучаем регион и стараемся в рамках каждого региона предоставлять качественные услуги, но по более конкурентным ценам. Понятно, что ценовые уровни отличаются от региона к региону.

Как вы оцениваете перспективы Tele2 в России?

Дмитрий Страшнов: Будущее стабильно. С большим потенциалом к выздоравлению. В России мы уже компания квазифедерального масштаба. 43 региона присутствия — это половина субъектов федерации в России. То есть мы не федеральный игрок, но и региональных участников рынка такого масштаба нет. Устойчивость положения Tele2 достаточно высокая. Мы являемся четвертым оператором мобильной связи в России.

Сложно загадывать, что может произойти через 3-5 лет. На рынке может происходить какая-то консолидация. И если это окажется возможным, это не произойдет без участия нашей компании. Если этого происходить не будет, то с учетом того, что у нас достаточно хороший спектр регионов присутствия и если принцип технейтральности рано или поздно начнет применяться для всего российского рынка, то мы сможем то потенциальное отставание, которое уже сейчас начинает прослеживаться, мы сможем нагнать достаточно быстро, за 2-3 года.

Сейчас мы чувствуем некоторое отставание, но, в основном, это касается тех регионов, городов, где качество сети 3G наших конкурентов достаточно высокое. Пример такого региона — Санкт-Петербург. В остальных регионах качество 3G сетей не настолько высокое. Иногда наш EDGE не уступает в потребительских качествах, в восприятии абонентов. Чем дальше мы от Москвы, тем более мы конкурентоспособны.

Если мы в Москве и С.Петербурге останемся без 3G/4G, потери будут существенными.

Как введение технологической нейтральности скажется на потребителе? Что это им даст? Когда произойдет?

Дмитрий Страшнов: Мы фокусируемся на сегменте рынка, который я бы назвал, «мобильный потребитель». В отличие от Б3, операторы которой предоставляют широкий спектр услуг. Наш абонент все время находится «на ходу», например, перемещается между домом и офисом. Конечно, появление услуги 4G, позволит такому абоненту не только получать необходимый ему контент в любое время в любом месте, оставаясь мобильным. Не привязывась к «спотам», офисным, домашним компьютерам.

Скорости в тестах LTE 1800 мы получили приличные. Если в режиме реальной эксплуатации мы будем предоставлять абонентам скорости в 10 Мбит/с или в 15 Мбит/с, это будет чуть не в 10 раз выше, чем сегодняшние скорости 3G. Мобильному пользователю такие скорости предоставляют чуть ли не неограниченные возможности.

О применимой тарифной политике пока что можно только гадать. Слишком много возможных нюансов. Но скорее всего — это будет повышение возможностей и качества услуг мобильного ШПД без увеличения расходов абонента.

Каковы шансы выдачи региональной лицензии LTE и того, что она достанется Tele2?

Дмитрий Страшнов: Да, мы хотели бы, чтобы была четвертая, «региональная» лицензия LTE. Занимаемся, если так можно выразиться, просветительской работой. Пытаемся донести до регулятора идею, что так было бы, наверное, правильно.

Повторюсь, 20% абонентов сотовой связи в России пользуются услугами локальных, региональных операторов. Если региональным операторам не дать возможность строить LTE, они начнут терять абонентов. Надеемся на мудрость регулятора. Надеемся, что решение будет взвешенным, правильным.

Когда можно ожидать такое решение?

Дмитрий Страшнов: Сейчас возможны изменения в руководстве, формируется новый кабинет министров. Новым людям придется какое-то время входить в курс дел, проводить консультации. Вероятно, к осени можно ожидать решение.

Недавно вы снизили цены на роуминг в Европе? Как удалось этого добиться?

Дмитрий Страшнов: Ни с кем особенно не договаривались, взяли и снизили. В рамках рыночного маркетинга.

Уменьшили свою маржу?

Дмитрий Страшнов: Да, мы уменьшили свою маржу. Наши возможности, как компании, которая входит в группу Tele2 даже немного лучше в этом плане, чем у партнеров-конкурентов по цеху. Ничего уникального здесь нет, просто приняли решение, которое посчитали целесообразным в изменившихся условиях. Чтобы удерживать и привлекать абонентов, активно пользующихся услугами роуминга.

Какое влияние на бизнес российских сотовых операторов окажет вступление России в ВТО?

Дмитрий Страшнов: В краткосрочной перспективе, думаю, не сильно отразится. В долгосрочной перспективе такое влияние, скорее всего, будет. Наверное влияние окажут изменения по части законов об инвестициях. Сейчас сложно фантазировать на эту тему. Но, быть может, произойдут какие-то изменения, которые позволят сделать наш рынок более привлекательным для западных инвесторов. В том числе тех, кто захочет сюда входить на условиях долевого участия, кто будет привносить свои технологии. Это то, что можно ожидать. Ничего экстраординарного, что не происходило в других странах, у нас не будет. Локальные игроки постепенно становятся международными игроками. Возможно в России появится больше бизнеса из европейских стран.

Насколько сейчас актуальна тема справедливого распределения частот? Помогает ли ФАС?

Дмитрий Страшнов: У ФАС есть своя позиция. Есть позиция и у регулятора. Мы понимаем и разделяем точки зрения по этому вопросу. Не так много частот осталось, которые могут быть распределены в будущем. Я уже говорил сегодня о возможных вариантах в распределении частот для сетей 4G. Хочу еще раз подчеркнуть, что хотелось бы, чтобы принципы доступности ресурса сохранялись. Если посмотреть на предыдущие частотные тендеры, например, в диапазоне GSM 1800, не так давно прошли конкурсы по Сибири и Дальнему Востоку. Они все-таки были в неком региональном формате. То есть разыгрывались лоты по регионам. Если мы говорим о том, что частоты 4G/LTE будут только «федеральными», то понятно, что мы сразу попадаем в сегмент тех региональных игроков, которые не получат к ним доступа, несмотря на то, что сегодня обслуживают 1/5 всех российских абонентов. Думаю, что помимо федеральных лицензий, должна быть одна региональная лицензия.

Хотелось бы услышать ваше мнение относительно перспектив монетизации трафика по видам контента с учетом мнения ФАС, что это может быть расценено, как установление разных цен на один и тот же товар.

Дмитрий Страшнов: Не думаю, что тарификация по видам контента или ограничения доступа к нему — это столь серьезная тема, которой должна заниматься ФАС.

Сейчас есть ограничения к некоторым видам контента — к «нежелательному», здесь мы выполняем решения властей. И есть ограничения доступа к контенту, доступ к которому хочет ограничить сам пользователь (как, например, «детский интернет»), это, как услуга может предоставляться оператором.

Уточнение вопроса. Как вы относитесь к идеям борьбы с ОТТ — может ли оператор брать с абонента дополнительные деньги за доступ к Skype, за доступ к стримам фильмов?

Дмитрий Страшнов: Я сегодня пытался высказать некоторые свои опасения на эту тему. Вопрос — кто будет брать деньги с абонента оператора сотовой связи — операторская компания, которая обеспечивает доступ к контенту, или контент-провайдеры (а затем делить эти деньги с оператором). Для абонента это, по большому счету, безразлично. Можно свести платежи в одну точку. Например, деньги будет брать контент-провайдер и делиться частью этих денег с оператором. Здесь есть опасность в возможной потере связи оператора с абонентами. В том, что процесс взаимодействия с абонентом контролируется одной стороной. Здесь есть риск потерять абонента.

Tele2 не планирует в ближайшее время вводить дифференциацию оплаты абонентами в зависимости от потребляемого контента?

Дмитрий Страшнов: Такие сценарии рассматриваются, но универсальной формулы пока нет. Это не очень пока актуально для российских операций группы Tele2 в отсутствие 3G. Но и на Западе пока нет универсальной формулы и в разных странах все будет происходить по-разному.

В любом случае операторы, в том числе глобальные операторы, должны задуматься на тему «насколько для них важен абонент». Насколько важна связь с ним. Мы сейчас знаем об абоненте очень многое. Формируется очень подробный профиль абонента, хорошо его характеризующий. А биллинг — это то, что в конечном итоге формирует счет. Это очень важный элемент, один из «аргументов» в будущей борьбе операторов сотовой связи за выживание на рынке.

Понятно, что сейчас многие операторы начали заниматься контентом, чтобы конкурировать с контент-провайдерами. Многие глобальные провайдеры уже посматривают на операторов, как на некоторое временную проблему, «прокладку», между ними и потребителями контнета. Здесь будет позиционная борьба. Поэтому я думаю, что нужно продолжать работать и с абонентами и с контент-провайдерами. Но и заменить контент-провайдеров будет невозможно. Не верю, что даже глобальные операторы смогут стать такими глобальными контент-провайдерами, как те компании, что уже действуют в этом сегменте рынка.

С какими проблемами вашей компании приходится сталкиваться при внедрении высокотехнологических сервисов в России?

Дмитрий Страшнов: Видимо придется повторить сказанное ранее. Что для нас сейчас высокие технологии ? 4G. Нам нужен доступ к лицензии 4G/LTE. О процессе решения этой задачи мы сегодня уже много говорили. Нам хотелось бы иметь возможность участия в тендерах, мы хотели бы иметь доступ к частотным ресурсам. Для того, чтобы мы получили возможность предложить нашим абонентам услуги, которые ими востребованы. Услуги мобильного ШПД. Альтернативное (быстрое!) решение — это введение принципа технологической нейтральности для уже распределенных между операторами частот. Тогда мы сможем оказывать абонентам востребованные ими услуги на имеющемся частотном ресурсе.

Не скажу, что мы наблюдаем какие-то системные проблемные зоны, что мы не видим выхода. Надеемся, что регулятор прислушается к нашим пожеланиям, связанным с лицензиями, которые будут разыгрываться. А также примет во внимание результаты тех тестов, которые мы провели совместно с НИИР в Омске по введению технологической нейтральности. Это наш путь, roadmap по развитию новых технологий для Tele2. То есть путей два. Мы готовы их реализовывать, как по-отдельности, так и параллельно.

Источник: www.mforum.ru | Обсуждение на Форуме TELE2

 
Блог tele2life.ru
Карта покрытия Tele2
Карта покрытия Tele2 Россия
Теле2 реклама
© 2007–2017. Сайт tele2life.ru не является официальным ресурсом оператора сотовой связи Теле2 в России. Вся информация, расценки и тарифы предоставлены в ознакомительных целях.